Категории блога

Службы Воскрески

Категории блога

Службы Воскрески

Социальная сеть

Сервисы

Другие продукты Vizantium

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1

teach feel 2 part

 В продолжение рассказа о педагогических заметках Людмилы Александровны Киселёвой по вопросам проведения духовных уроков в школе публикуем вторую часть ее статьи (первая часть статьи здесь).

  Мысли о преподавании духовных истин в школе

 … Однажды прозорливый старец зашел в храм. За чистоту его мыслей и чувств Бог дал ему дар видеть различных ангелов – и светлых, и темных. Как же был изумлен Божий человек, заметив в облачении священника беса, произносящего проповедь. Это вызвало пристальное внимание подвижника веры. Он не упустил ни единого прозвучавшего слова. Когда же нравоучительная речь была завершена, старец подошел к мнимому проповеднику и сказал прямо:

- Ты – бес. Я узнал тебя. Внимательно выслушав все сказанное тобой, должен признаться, что не заметил, что ты хоть в чем-нибудь отступил от Священного Писания.

- Я старался, - ухмыльнулся бес. - Но зачем ты это делал? Для чего говорил народу святые слова?

 Бес был откровенен:

- Я говорил эти слова так равнодушно, что ни один из прихожан не положит их в сердце, не станет жить по ним. А услышав вновь, отмахнется от них, как от назойливой мухи...

  Хочется надеяться, что с христианским просвещением не получится так, как в этой притче. Ведь формальным преподаванием без любви можно навредить больше, чем гонениями и запрещениями. Вспомним советскую идеологию в школе 80-х годов. Кто же потом в критической ситуации, просто в честных размышлениях о жизни, обращался к ней в поисках опоры и силы? Она и давалась, и воспринималась как нечто для ума и языка, а жизнь души, поступки – это совсем другое. Очень тонкая, ускользающая, но страшная подмена, если по советскому образцу христианство будут подавать, как очередную идеологию, которая только на уме, да на языке, а не в сердце и в поступках. И очень важно, каким будет учитель, его личность и то, с какой позицией он придёт к своим ученикам; чтобы в отношении к преподаванию духовных истин у человека не было преобладания позиции равнодушия, отстранённости, поверхностного изучения.

 Нельзя детям предлагать «порассматривать» православие как бы со стороны, чтобы дети ставились в положение кого-то вроде судей или учёных, исследующих объект. Грустное сравнение: а что, если бы было введено изучение утешения, сочувствия, правдивости, мужества, любви – изучение «со стороны»… Кстати, эта беда есть на самом деле и в преподавании литературы…

 КАЖДОМУ ЧЕЛОВЕКУ, НЕЗАВИСИМО ОТ ИЗБРАННОГО ЖИЗНЕННОГО ПУТИ, НЕОБХОДИМО НЕ СТОЛЬКО ЗНАНИЕ О БОГЕ, СКОЛЬКО ЗНАНИЕ БОГА.

 Знающий Бога человек – это тот, кто любит Его, и, в ситуациях внутреннего выбора между добром и злом, из которых состоит жизнь каждого из нас, выбирает содействие Божьему домостроительству, соединению, гармонии в жизни и мире и противодействует всему деструктивному в себе и вокруг себя.

 Существует ещё вот какая опасность: все мы учились в общеобразовательной школе, и у нас на памяти то, как учитель более или менее интересно, придерживаясь логической, удобной для усвоения последовательности, старается переложить знания ИЗ СВОЕГО УМА В УМЫ учеников. И появляется соблазн идти по накатанной дорожке, действовать по хорошо известному шаблону: тем же способом как передавались математические, естественнонаучные или гуманитарные знания «начинять» головы учеников знаниями религиозными, богословскими.

 Казалось бы, мы должны радоваться возможности проповедью привести слушающих детей и подростков к жизни в Церкви. Но здесь хотелось бы предостеречь от опасной поспешности. Многолетний опыт христианской преподавательской работы привел меня к выводу: серьезно, по-настоящему воцерковиться без родителей, неустанно понуждая себя к труду духовного совершенствования, дети не могут. Открыв, что за церковной оградой есть своя особенная жизнь, подростки могут потянуться к ней, попытаться войти внутрь этой жизни, так как это для них ново, не похоже на то, что дома и в школе. Они некоторое время могут с энтузиазмом поиграть в православие, потом интерес их охладится и дети отойдут от Церкви как от наскучившей игры. А душа их при этом получит опыт удаления от Бога, легкомысленного отношения, и в связи с Церковью может остаться в душе негативный след.

 Также важно сказать о том, что не стóит полагать, будто преображение юного поколения совершиться скоро. Наши цели – стратегические. Нужны десятилетия, чтобы «восстал воин Добра» – сын своей Родины, труженик Мира, и, наконец, гражданин Царства Небесного… Такое созидание – дело Божие, только Богу посильное; Бог совершает это созидание художественным творчеством всей жизни человека. Вклад же православного учителя подобен фрагменту в многоэлементной жизненной мозаике.

 Главную поддержку для себя я нахожу в притче нашего Спасителя о том, что прорастание зерна происходит неприметно, посадивший всегда видит статику, но растение-то растёт: «… И сказал: Царствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю, и спит, и встает ночью и днем; и ка́к семя всходит и растет, не знает он…» (Мк. 4:26-27).

Как долог путь от быстрых зёрен сева
До мига золотого торжества!..

К. Бальмонт

 Самое главное и самое сильное в Божьей работе над душой человека свершается в Таинствах Крещения, Покаяния и Причастия. Сознательно же к этим Таинствам человек из невоцерковлённой семьи приходит только тогда, когда с болью ужасается своим грехам, испробует все способы освободиться от греха в себе и, наконец, испытывает нужду в прощении и Искуплении, ведь лечение по-настоящему начинается только с осознания себя больным. Такой опыт у маленького ребёнка невозможен, но готовить его душу к этим взрослым процессам необходимо. Православному педагогу надо не «тянуть растение за листья», но бережно «вчувствоваться» во внутренний рост и помогать ему.

 А каким же образом, как готовить душу, как помогать внутреннему росту? Ответ – пробуждать совесть. Совесть – это голос Божий в душе, в действии совести человек приобретает знание Бога, а не знание о Боге.

 Вере не научишь, она – дар Божий; трудно с христианским уроком-беседой совместить слово "обучение", в нём какое-то омертвение дела, ведь в Царствии Божием нет экзаменационной комиссии, которая будет проверять христианские знания. Экзамен будет во взрослой жизни, когда настанет выбор между выгодой и совестью: обвесить или не обвесить за прилавком магазина, что делать, когда избивают человека и т.п. Для такого жизненного экзамена бесполезно перекладывать «из головы в голову», нужна передача от сердца к сердцу. Учителю надо жить на уроке своей верой, но не навязывать её. Жить верой не запретят никакие контролёры, никакие чиновники, а дети отзовутся сердцем. Цель уроков в православной школе должна быть именно «пробудительная»… Что имеется в виду, что пробуждать-то?.. Выше уже было сказано, что пробуждать надо совесть.

  Легко сказать, а как это сделать? Какие темы из безбрежного христианского мира выбрать?

 И вот я (автор – Л.А.Киселёва) оглядела я полки со многими конспектами христианских уроков; то, что накопилось за предыдущие годы работы, – и стала «жертвовать» беседой за беседой, темой за темой, откладывая их в сторону, чтобы осталось самое-самое важное, самое-самое необходимое; то, что надо пробудить с самого начала, скорее, пока открыта дорога к детским сердцам. И вот, что осталось, явилось как самое необходимое. Остались три темы.

 Первая – беседы ради пробуждения любви к Богу, чтобы это слово было знаком самого Великого, самого Родного, чтобы творения говорили о Творце.

 Вторая – уроки, чтобы пробудить сочувствие, соболезнование страданиям мира, повернуть сердца детей к болям всего сущего; чтобы поставить перед выбором: Вот Добро – вот Зло. С кем я? Чтобы родить личный вопрос о преодолении зла.

 Третья – беседы, дающие радость победы над злом в Искупительной Жертве и Воскресении нашего Господа Иисуса Христа.

 Когда эти три темы определились, я вдруг с радостным удивлением поняла, что это как раз те вопросы об отношении к Богу, к злу, к спасению во Христе, что задаёт священник крещаемому в чине Крещения. Это утвердило в том, что именно эти вопросы определяют главную позицию человека, необходимую для спасения.
Согласны ли вы, что эти три темы – наиглавнейшие?..

 На основе наработанного материала мной (автор – Л.А.Киселёва) был создан элективный курс. Элективный курс, кроме донесения важнейшего в христианстве, предназначен ещё и для того, чтобы заинтересовать яркой подачей, живой беседой и вызвать желание продолжить начатое на дальнейших тематических уроках.

 Чтобы малый ребёнок ел, ему не надо рассказывать, как вкусна каша, надо просто положить ложку каши в рот. Дети разные. Пробуждаемых, отзывчивых можно сразу заинтересовать. А дальше надо проявить тонкость и такт для того, чтобы не перестараться, не сделать надоевшим всё христианское, православное. Это та каша, которую запросто можно испортить маслом. Здесь важно время, объём и тематику преподавания индивидуально применять к ситуации и к данной детской аудитории. Жёсткая скованность рамками программы может навредить всему делу, главное – это душевное состояние детей и честность учителя пред Богом в желании не навредить.

 Наконец, коснёмся темы, которая особенно волнует тех, кто берётся за духовное преподавание. Это – ПРОГРАММА. Приходилось оказывать помощь учителям воскресных школ, и один из их самых первых вопросов, задаваемых взволнованным тоном: «А у вас есть программа?», «А Вы мне дадите программу?», «А какая у Вас программа?». Почему решившись нести весть о Боге, учителя воскресных школ такое значение придают программе?.. Дело здесь в возникающем чувстве неохватности, «огромности» христианства. Это такой океан! – А дети ещё ничего не знают … «С чего же начать?..»

 Для меня же самой (автор – Л.А.Киселёва) программа – это «шкаф». Попробую пояснить. В программе упорядоченно хранятся необходимые темы. Учитель же, ведущий христианский урок, обязательно строит его как беседу, пробуждая личные вопросы детей о вечном и помогая им находить ответы на эти вопросы в своей совести. Поэтому искусство православного учителя – это прежде всего – слышание, а потом говорение. И услышав, какова душевная потребность ребёнка в данный момент, надо дать востребованное, найдя в «шкафу»-программе. Это в математике нельзя умножение изучать раньше сложения, а последовательностей для богословских тем – бессчётное множество; как в мозаике можно начать с любого элемента, присоединять самыми различными вариантами – а получается цельная картина, так и в нашем случае «создаётся» личный мир веры.

 Людмила Киселёва

 P. S. Узнать о курсе более детально можно на сайте http://www.crespea.ru.Там же можно познакомиться с книгой «Рассуждай-ка. Сказки-притчи для взрослых и для детей», некоторые главы которой были приведены в этой статье как примеры уроков-бесед.

 

Оставлять комментарии могут только участники Воскрески

Прочтите также

Все лучшее детям?

 Для очень многих эта фраза стала…

3413 просмотров

Во что играют наши дети? Call of duty

  Многие родители посетуют на то, что…

3693 просмотров

Моему ребенку уже 7 лет...

 В православных кругах бытует расхожее мнение…

659 просмотров

Длительность и формы занятий в воскресной школе: размышления. Часть 1

 Без преувеличения, краеугольным камнем любого образования…

584 просмотров